Марина Голуб, управляющий партнер Агентства, о причинах коммуникационных кризисов

Никто ничего не объяснял, все пытались всё тихо «порешать»

Марина Голуб, управляющий партнер Агентства стратегических решений «Голуб и Шинкаренко», для "Хвилі"
 

С PR и коммуникациями в Украине почти как со здоровьем: о них вспоминают, только когда становится совсем плохо. С привычками аргументировано разъяснять свои действия и планы (как и с культурой здорового образа жизни) в нашей стране пока не сложилось. И к пиарщикам относятся, как к хирургам, что закономерно. К тем и другим попадают, когда состояние критическое, им приходится платить много. И не всегда они могут спасти, часто «пациент» в таком запущенном состоянии, что спасать уже поздно.

Сейчас, когда слышу вопрос, почему власть так быстро растеряла кредит доверия (как внутри страны, так и вне ее), я привожу пример из корпоративного мира. Однажды в наше Агентство обратилась за помощью юридическая компания: их бизнес оказался под угрозой незаконного захвата, и юристы попросили нас вынести этот конфликт в публичную плоскость, поскольку переживали, что суд будет куплен и примет решение не в их пользу. Мы предложили им коммуникационные инструменты, чтобы сделать публичным этот суд и все действия сторон. Но собственник того бизнеса, который начали «отжимать», в последний момент передумал действовать в открытую. Сказал: не надо нам никакой публичности, мы сами по-тихому договоримся и «порешаем». Как они «порешали» — отдали 30% бизнеса и радовались, что легко отделались.

Но те, кто «отжал» 30% их бизнеса, на этом не успокоились, и вскоре говорят: знаете, мы передумали, отдавайте нам уже 50% бизнеса. И эта юридическая компания опять к нам приходит и просит помочь, раз по-тихому порешать не получилось. Мы, учитывая уже новую ситуацию, предлагаем новые коммуникационные действия. Но бизнесмены снова все останавливают: мол, лучше мы попытаемся договориться, потому что все равно суды куплены. Начинаем выяснять: а с кем же вы пытаетесь это «порешать» и договориться? Как оказалось — с судами. Мы им объясняем: господа, вы тратите время и деньги впустую, у вас просто идет аукцион, и в данном случае силы неравные. А в открытой позиции, даже если вы проиграете суд, вы сохраните лицо, вам будет проще аргументировать свою правоту и оспаривать это решение, вас услышат, общественность будет на вашей стороне и т.п.

Но этих аргументов юристы не слышат; они все еще верят, что смогут все «порешать». Как мы и предполагали, ничего они не «порешали» — потому что торг шел не в их пользу. И когда у них оставалось лишь 20% бизнеса, они снова пришли к нам. Уже настроенные решительно, готовые на публичный конфликт с оппонентами, желающие рассказывать правду и т.д. А мы просто смотрим на все это и говорим: а какую же «правду» вы готовы сейчас рассказывать, если есть несколько решений судов, которые подтверждают правомочность действий рейдеров?

С учетом всех обстоятельств, мы снова предлагаем юристам коммуникационный план, уже третий. Который, естественно, стоит дороже. Ответ поразил оригинальностью: так у нас уже денег нет, мы же все потратили на суды, можете ли вы нам помочь и сделать это все как можно дешевле? Я в таких случаях всегда задаю вопрос: господа, зачем вы тратите миллионы на то, что не приносит результата? На что вы надеялись? Вам в самом начале предлагали другое решение, которое бы не допустило такой ситуации. Ни один шантажист не хочет быть публичным. Как только ситуация становится известной широкой публике, любой шантажист легче и быстрее идет на контакт.

Тем не менее, метод «мы порешаем» — до сих пор самый популярный подход к достижению целей у бизнесменов и политиков Украины. Причем на любом уровне, начиная с устройства ребенка в детский садик и заканчивая государственными делами – будь это блокада ОРДЛО, застройка микрорайона или принятие какого-либо закона. Никто ничего не объясняет, профессиональной дискуссии не ведется. По сути, она не нужна — если все зависит от того, сколько у тебя есть в кармане, и сколько «добровольцев» у тебя за спиной, и кто из них громче будет кричать «зрада», «ганьба» и «злочинна влада». Но в итоге – доверия к власти нет, правового поля нет, и вся страна все время что-то «решает». А немногие оставшиеся профессионалы просто смотрят на этот цирк и понимают, что на этом «диком поле» им делать нечего. Они чужие на этом празднике жизни, причем во всех областях.

Пока большинство украинских политиков и бизнесменов не поймут, что правильная коммуникация решает те же задачи, что и профилактика заболеваний, будут возникать все новые кризисы. И в стране будут затребованы только две компетенции — способность «порешать», или умение пообещать экстренно спасти и что-то «отрезать».